ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя

Девять месяцев спустя...

Кэтрин осторожно водрузила хрустальную диадему на голову Ливви, белокурые волосы которой были уложены в красивую прическу. Это было последнее украшение свадебного наряда.

— Готово! — воскликнула Кэтрин, с удовлетворенной улыбкой глядя на отражение невесты в зеркале. Отступив на шаг, она расправила складки фаты, прикрепленной к диадеме. — Какая же ты красавица! Я никогда не видела живую принцессу, но уверена, именно так она выглядит.

Голубые глаза Ливви сияли в счастливом ожидании.

— Надеюсь, Питу тоже понравится.

— Иначе и быть не может. — Кэтрин обвела взглядом свадебный наряд: расшитый бисером лиф, короткие рукава «фонарик», низкий вырез в форме сердечка и многослойная юбка, ниспадающая до самого ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя пола. Очень романтичный наряд, полностью в стиле Ливви. — От твоей красоты просто дух захватывает.

Сестры обменялись улыбками.

— Ты тоже замечательно выглядишь, Кэтрин. Темно-красный цвет очень идет тебе.

Это было действительно так. Простое, элегантное атласное платье без бретелек облегало фигуру Кэтрин и полностью соответствовало ее стилю. Единственным отступлением была темно-красная роза, воткнутая рукой Ливви в ее волосы. Непокорные локоны Кэтрин тоже были собраны в высокую прическу, такие же прически были и у остальных трех подружек невесты. Все они были близкими подругами Ливви и в настоящий момент по ее просьбе проверяли только что доставленные букеты. Оставшись наедине ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя с сестрой, Ливви не могла не воспользоваться моментом.

— Знаешь, что сделало бы меня по-настоящему счастливой?

— Я думала, ты уже на седьмом небе от счастья, раз выходишь замуж за любимого человека, — с улыбкой заметила Кэтрин.

— Для моего полного счастья ты должна дать шанс Кевину, шаферу Пита. Он — твой партнер на этот вечер, как главной подружки невесты.

— Ради бога... Не начинай все сначала.

— Но он действительно классный парень. Я виделась с ним несколько раз. После развода он еще ни с кем не встречался.

— Ты хочешь навязать мне мужчину с неудавшимся браком за плечами?

— Не стоит быть такой разборчивой, Кэтрин. Пора посмотреть правде ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя в лицо — после тридцати количество достойных женихов стремительно уменьшается, а с тех пор, как ты рассталась со Стюартом Карстерсом, ты так ни с кем и не встречалась.

— И совершенно не страдаю из-за этого. У меня есть мои золотые рыбки, которые составляют мне компанию. — К сожалению, там, где Кэтрин жила, не разрешалось держать собак и кошек, но против рыбок в качестве домашних питомцев возражений не было.

Ливви стиснула зубы.

— Золотые рыбки не могут заменить мужчину в жизни женщины, — процедила она.

— Ты права. Они намного лучше. Они любят тебя без всяких условий. Ретт и Скарлетт принадлежат только мне, они красивы и ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя никогда не предадут.

— Ретт и Скарлетт... — фыркнула Ливви. — Кто еще мог додуматься назвать рыбок именами героев «Унесенных ветром»?

Но именно эти имена первыми пришли в голову Кэтрин, когда она купила двух золотых рыбок вскоре после ночи, проведенной с Заком Фрименом... ночи, тоже унесенной ветром, хотя она всегда помнила о ней.



— В конце концов, это говорит о том, что в твоей душе еще сохранилась толика романтики, — сказала Ливви, упорно возвращаясь к теме сватовства. — А значит, Кевин очень тебе подойдет.

Кэтрин пожала плечами, не желая спорить с сестрой, особенно в этот день.

— Ладно, я потанцую с ним и надеюсь, он не ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя отдавит мне ноги.

Ливви довольно рассмеялась, но тут же ее лицо стало печальным.

— Жаль, что Зак Фримен не смог приехать. Вы составили такую замечательную пару тогда, когда мы с Питом свели вас на моем дне рождения.

— Ммм... — только и смогла выдавить из себя Кэтрин.

— Знаешь, последний блокбастер, для которого Зак делал спецэффекты, номинирован на «Золотой Глобус», — продолжала болтать Ливви. — Мне кажется, что фильм получился таким драматическим и запоминающимся именно благодаря работе Зака. Ты видела этот фильм?

— Да. Потрясающая вещь. — Кэтрин не стала говорить, что сидела в кинотеатре и не переставала восхищаться умом, способным придумать и воплотить ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя столь удивительные сцены.

— Он должен получить награду за этот фильм. Пит сказал...

В комнату ворвались возбужденные подружки невесты, неся букеты и громко восторгаясь их красотой, поэтому, к облегчению Кэтрин, разговор о Заке Фримене оборвался на полуслове. Ей не хотелось обсуждать ни его самого, ни его работу ни с кем, даже с Ливви. Намного легче было хранить их встречу в самом дальнем уголке своей памяти.

Изначально предполагалось, что шафером Пита будет именно Зак, но обязательства вынудили его с сожалением отказаться от этой чести. Кэтрин не могла отделаться от мысли, что Зак этому даже рад, поскольку сможет избежать встречи с ней, Кэтрин. С другой ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя стороны, она вовсе не была уверена, что та ночь, девять месяцев назад, имеет для него какое-то значение и могла бы повлиять на решение не приезжать на свадьбу Пита. Их многолетняя дружба должна бы иметь приоритет над чувством неловкости, доведись ему снова стать ее партнером на одну ночь.

Еще одну ночь...

Кэтрин почувствовала, как при одной только мысли о Заке знакомое возбуждение охватило ее. Нет, волшебство нельзя повторить. Случись вторая ночь, она наверняка испортила бы воспоминания о той, первой. Это просто прекрасно, что дела удерживают Зака на другом конце света.

Единственная проблема состояла в том, что Кэтрин никак ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя не могла заставить себя заинтересоваться кем-нибудь другим, несмотря на бесконечные попытки Ливви познакомить ее с весьма привлекательными и достойными мужчинами. Сестра была уверена, что причина в длительных и болезненных отношениях со Стюартом Карстерсом, и Кэтрин не собиралась признаваться ей, что на самом деле это из-за Зака Фримена все мужчины кажутся ей безнадежно скучными и неинтересными.

Мысль о том, чтобы возобновить связь со Стюартом, даже не приходила ей в голову, несмотря на его пылкие извинения и мольбы дать ему еще один шанс. Стюарт наслаждался своей властью над другими людьми, а Кэтрин была или слепа, или слишком захвачена ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя, как ей казалось, серьезным чувством, чтобы понять, что и ею он тоже играет.

В первые несколько месяцев после ее встречи с Заком Стюарт преследовал каждую женщину, которая так или иначе была связана с Кэтрин, направляя на них всю свою харизматическую сексуальность, пока одна за другой они не сдавались, и тогда он намеренно делал так, чтобы Кэтрин узнала о его очередной победе, рассчитывая, что чувство ревности заставит ее пустить его назад, в свою кровать и свою жизнь.

Ироничная улыбка тронула губы Кэтрин. Девять месяцев назад Зак Фримен навсегда убил в ней желание общаться с любым другим мужчиной, пусть даже очень ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя достойным...

Кэтрин подошла к окну, чтобы посмотреть, не прибыли ли старинные автомобили, заказанные специально для того, чтобы отвезти жениха и невесту сначала в церковь, а потом на прием. Пит гордился своей идеей насчет автомобилей, считая, что они очень подойдут по стилю к старинному особняку, выбранному Ливви для проведения свадебного торжества. Все празднество было задумано очень романтичным, как и должно быть в день свадьбы такой романтической особы, как Ливви.

Погода тоже благоволила к ним. День выдался солнечным и безветренным. Венчание в церкви было назначено на четыре часа. Сейчас три пятнадцать, и их родители наверняка уже с нетерпением ждут дочерей ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя внизу. Они должны были все вместе ехать а в Лейн-Коув, где Кэтрин и Ливви выросли.

Для их отца и матери это знаменательный день, подумала Кэтрин, ведь их младшая дочь выходит замуж. Сестры покинули родительский дом много лет назад, чтобы иметь возможность делать каждая свою карьеру и, что скрывать, освободиться от слишком пристального внимания родителей. Их решение жить отдельно дало неожиданную свободу и их родителям тоже, и они с удовольствием путешествовали по миру, о чем всегда мечтали. Но такое раздельное существование ничуть не ослабило семейных уз и их любви друг к другу.

— Машины едут, — сообщила Кэтрин, испытывая облегчение, что ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя все идет по плану.

Скорее всего, эта свадьба останется единственной в истории их семьи. Кэтрин была почти уверена, что никогда не выйдет замуж. Некоторые женщины устроены так, что для них существует один-единственный мужчина. Кэтрин подозревала, что она из их числа и ее мужчина — Зак Фримен.

* * *

Выходя из отеля «Эйрпорт Хилтон», Зак бросил взгляд на часы. Три тридцать. Он прилетел в Сидней всего лишь час назад с одной небольшой дорожной сумкой и костюмом в чехле, который взял с собой в салон самолета как ручную кладь, чтобы при прилете не дожидаться выдачи багажа. Ему оставалось только принять душ и переодеться. Теперь, если ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя повезет, он будет в церкви вовремя.

Заказанное такси уже ждало его. Он дал водителю адрес в Четсвуде, заметив, что хотел бы быть там к четырем часам.

— Нет проблем, — заверил его таксист. — Мы поедем по скоростной автостраде, а затем через туннель под гаванью. Сегодня суббота, поэтому пробок быть не должно. Кроме того, невесты всегда опаздывают в церковь.

Только не Ливви, подумал Зак, вспомнив, с какой точностью они с Кэтрин приехали тогда, в ночь его свидания с Кэтрин, в ресторан «Галера».

Кэтрин...

Он раздраженно вздохнул, потому что мысли о ней каждый раз вызывали у него противоречивые чувства. Приняв решение ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя приехать на свадьбу своего лучшего друга, Зак все-таки отказался от роли шафера, будучи уверенным, что иначе его партнершей на весь вечер будет Кэтрин.

Зак помотал головой, в который раз удивившись, какую глубокую и томительную память оставила в его сердце их встреча. Он изо всех сил старался забыть о ночи, проведенной с ней, но так и не смог. В течение всех этих месяцев мысли о Кэтрин выбивали его из колеи, отвлекая от дел и коварно лишая интереса к другим женщинам. Ради Пита Зак решил еще раз попробовать обуздать свои чувства, но теперь понимал, что это невозможно, и злился на ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя себя все сильнее.

Когда прошлым вечером он позвонил другу из Сингапура и сказал, что все-таки приедет, искренняя радость Пита заставила его устыдиться, что он позволил женщине стать между ними в этот судьбоносный день.

— Я могу немного опоздать, — предупредил Зак.

— Без проблем, приятель! Я буду рад видеть тебя, когда бы ты ни приехал. Где и с кем ты хотел бы сидеть на приеме? С какой-нибудь молодой и незамужней девицей?

Если бы он был шафером, то сидел бы рядом с Питом, а так... Впрочем, выход из положения был.

— Нет. Я бы лучше сел со своей матерью, если это возможно. Я давно ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя ее не видел и очень соскучился.

— Будет сделано!

Эта искренняя готовность Пита выполнить любое его пожелание заставила Зака снова почувствовать себя виноватым. Будь проклята Кэтрин и та власть, которую она возымела над ним! Он очень надеялся, что сегодняшняя встреча расставит все по своим местам и избавит его от навязчивых воспоминаний. Впрочем, он будет рад компании матери и с радостью уделит ей внимание, потому что не было на свете другой женщины, которую бы он любил так же сильно и искренне. Она всегда защищала его перед отцом, который безжалостно унижал Зака, насмехаясь над его интересом к компьютерам и желанием идти по ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя жизни собственным путем. Отец говорил, что он теряет время и никогда ничего не достигнет в жизни.

Зак не жалел о его смерти и все же хотел бы иметь шанс продемонстрировать отцу свой успех. Высокомерный, ограниченный сукин сын! Зак до сих пор не понимал, почему мать не развелась с ним еще много лет назад.

Она вдова вот уже тринадцать лет и за эти годы ни разу не выразила желания снова выйти замуж. Скорее всего, мать была рада обретенной возможности жить так, как ей нравится, без оглядки на кого-либо. Она наполнила свою жизнь тихими радостями: походами по художественным ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя галереям, игрой в бридж с матерью Пита дважды в неделю, занятиями гончарным делом. Его мама была очень приятным человеком с большим кругом друзей и знакомых, что давало ей право утверждать, что она не одинока.

«Следуй за своей звездой, куда бы она тебя ни вела, — часто говорила она Заку. — Иди своей дорогой и не позволяй никому сбить тебя с нее».

Именно так Зак и поступал, пока не повстречал Кэтрин Трент. Но сегодня он намерен навсегда выбросить эту женщину из своей памяти и вернуться на выбранный им путь. Это просто безумие, что одна-единственная ночь, проведенная с ней, возымела над ним такую власть. Он ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя совершенно не готов связать свою жизнь с какой-либо женщиной.

Такси вынырнуло из тоннеля, и Зак посмотрел на часы. Без десяти четыре. Похоже, он прибудет в церковь одновременно с Ливви, а это значит, что он обязательно увидит Кэтрин, которая была подружкой невесты. Зак почувствовал напряжение во всем теле и велел себе немедленно расслабиться.

Во второй раз он не поддастся ее чарам.

Зак представил себе их встречу. Легкий приветственный кивок или взмах рукой, когда он войдет в церковь. Скорее всего, она совсем не соответствует сохранившемуся в его памяти образу, и воспоминания Зака померкнут, став далекими и незначительными. Он изгонит мысли ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя о той ночи из своей памяти и тогда сможет сосредоточить все внимание на Пите и Ливви. Зак надеялся, что у них будет счастливый брак и дети, которых оба хотят. Кто знает, может быть, проблема его родителей заключалась в том, что после рождения Зака у матери больше не могло быть детей, а Зак оказался не таким сыном, каким хотел его видеть отец? У него никогда не было интереса ни к судостроению, ни к торговле. Если бы у него были братья...

С другой стороны, Пит тоже единственный сын в семье, но его отец предоставил ему полную свободу выбора ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя. Может быть, наличие двух дочерей смягчило его характер? Зак всегда любил бывать в доме Рейноров. Никто и никогда не критиковал их с Питом за увлеченность компьютерными играми, в которых для Пита главной всегда была победа, а Зак с интересом изучал графику. Он стремился понять, как это сделано и как это можно сделать лучше.

— А вот и церковь, — проинформировал его водитель. — И судя по кортежу старинных машин, мы подъедем сразу же за невестой.

Зак улыбнулся такому выбору автомобилей — наверняка идея принадлежала Питу. Его первой машиной был старый разваливающийся кабриолет, и Пит упорно называл эту колымагу классикой. В это же время ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя Зак купил свой первый мотоцикл — тоже подержанный... Сколько же общих воспоминаний у них с Питом! А сегодня добавится еще одно.

Кортеж старинных автомобилей свернул на подъездную дорогу к церкви и эффектно остановился — все машины одновременно. Шоферы выскочили, чтобы помочь выйти своим пассажирам. Такси Зака остановилось у тротуара рядом с главным входом в церковь. Зак быстро заплатил по счетчику, добавив щедрые чаевые в благодарность за своевременное прибытие.

Он уже вышел из такси, когда его внимание привлек мужчина, вышедший из головной машины. Судя по возрасту и цветку в петлице его черного пиджака, это был отец Ливви. Краем глаза Зак увидел, как открылась дверца ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя второй машины, и умышленно заставил себя идти дальше, стараясь не смотреть в ту сторону. Сегодня день Пита, а все, что касается Кэтрин Трент, второстепенно.

— Папа, я помогу тебе!

От звука этого голоса Зак напрягся.

— Кэтрин! Я еще достаточно крепок, чтобы довести свою дочь до алтаря. Не стоит за меня волноваться.

Она засмеялась, и этот смех решил все. Зак остановился и посмотрел на Кэтрин.

Она сделала несколько шагов в направлении главной машины, но вдруг, будто почувствовав что-то, резко повернулась и взглянула в его сторону. Шок и неверие отразились на ее лице.

Кивни головой или махни рукой и ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя иди дальше, велел себе Зак. Но его тело отказывалось подчиняться приказам разума. Застыв как два изваяния, они смотрели друг на друга. Казалось, мир вокруг них перестал существовать, остались лишь они двое, связанные воспоминаниями, принадлежащими только им.

Зака ошеломила красота Кэтрин. Ее волосы были высоко подняты и собраны на макушке, и он вспомнил, каковы они на ощупь. Вспомнил, как целовал эту длинную, гордо изогнутую шею...

В ее волосах снова красовался цветок, на этот раз не розовый, а темно-красный, как и ее платье. Это облегающее платье без бретелей удивительно шло ей, открывая взору великолепной формы обнаженные плечи и руки, хрупкие ключицы и ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя таинственную ложбинку между полными грудями.

Во рту у Зака пересохло, когда он вспомнил пьянящий, чуть солоноватый вкус ее сосков после купания в море. Его руки испытывали непреодолимое желание обхватить тонкую талию Кэтрин, пройтись по чувственному изгибу бедер, спуститься вниз по длинным ногам...

— Зак! — Звук его имени вырвал его из опасного плена. Это была Ливви, вся в белом пенистом облаке. — Ты приехал! — восторженно крикнула она. — А Пит знает?

Зак кивнул и приветственно взмахнул рукой.

— Увидимся в церкви, — единственное, что он мог сказать.

Автоматически переставляя ноги, Зак направился в церковь, которая должна была бы стать спасительным убежищем, а, похоже, станет ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя ловушкой. Но пути назад нет.

Кэтрин никак не могла прийти в себя. Зак Фримен здесь, и это не галлюцинация. Ливви тоже видела его. Говорила с ним, а он ей отвечал.

От взгляда, каким он смотрел на нее, тело Кэтрин все еще трепетало. Несмотря на то что с той их единственной ночи прошел почти целый год, ей показалось, что их чувственное притяжение ничуть не ослабело. Ее сердце быстро и неровно билось, стоило ей подумать о возможности снова оказаться с ним наедине.

Но этим вечером ее партнер не он, а этот... как его... Кевин.

Мозг Кэтрин был возмущен чудовищностью того, о ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя чем она думала и что чувствовала. За прошедшие девять месяцев Зак не сделал ни единой попытки связаться с ней. Он приехал на свадьбу только ради Пита. И все же... представься ей хоть малейший шанс, она готова провести с Заком Фрименом еще одну ночь.

Даже если после нее снова не будет завтра.


documentasztehd.html
documentasztlrl.html
documentaszttbt.html
documentaszuamb.html
documentaszuhwj.html
Документ ГЛАВА ПЯТАЯ. Девять месяцев спустя